На работу в Красноярске в ночь, в день — «на монстрацию»

На работу в Красноярске в ночь, в день — «на монстрацию»

 

 

 

 

Знакомо ли вам слово «монстрация»? Может быть, вы даже принимали участие в этом новом социальном действе? Если ответ «нет», то не пугайтесь, подобно Олегу Исянову — главе Федерации профсоюзов Красноярского края: монстрация не связана с монстрами и прочими гей-парадами и занимательными акциями FEMEN. Монстрация — всего лишь мирный протест против «правильности» общества, в котором всё происходит «как надо» — кому-то… Монстранты безобидны, их лозунги: «Таня, не плачь!», «Призываем к массовым порядкам!», «Шкаф не выход» — что-то уж совсем, кажется, личное. Кого они могут испугать и чем навредить?..

 

Однако Исянов считает по-другому: гражданам, которые будут замечены с подобными лозунгами, он грозит — о, ужас! — удалением из рядов профсоюза. Объяснение простое: призывы непонятны. А должны быть просты и насущны — о достойной зарплате, о том, наверно, чтобы на работу в Красноярске без опыта всё-таки принимали…

 

Работающие безработные

 

Почему молодёжь Красноярска, как и многих других городов, не хочет идти под «приличными» лозунгами? Почему ей совсем не страшно, что выгонят из профсоюза (хотя вряд ли кто-то там и состоит по доброй воле)? Потому что — не работает.

 

Не работает система, которая должна защищать работника, — профсоюз. Почему молчат лидеры рабочих, когда руководство образовательных и медицинских учреждений рапортуют о достижении среднего уровня зарплаты в отрасли, равной средней по региону? Почему не протестуют против 2 – 3 ставок, в которые должен впрягаться учитель и врач, чтобы прожить? Почему не говорят о чудовищно низкой оплате труда молодых инженеров, которые рискнули из аудитории прийти в цех?

 

Система здравоохранения и образования в Красноярске, как и во всей стране, испытывает жесточайшую нехватку кадров. По признанию выпускников педвузов, они скорее пойдут на биржу труда и зарегистрируются как безработные, чем станут работать в школе. И это не просто слова: из всех официальных безработных Красноярского края почти 30% составляют молодые люди в возрасте до 29 лет (данные на 1 мая 2013 года), причём с начала года их доля увеличилась — эта тенденция отмечается как устойчивая. На самом деле ситуация, конечно, плачевнее. Выпускники вузов, самостоятельно занимаясь поисками подходящего рабочего места, устраиваются на работу в Красноярске в ночь или на временные подработки, чтобы иметь время для «мониторинга» вакансий и обивания порогов перспективных организаций и компаний. По сути они тоже безработные.

 

Работники протестуют. Без профсоюзов

 

Петр Бизюков, руководитель социально-экономических программ ЦСТП, рассказывает в своём интервью «Свободной прессе» о значительном росте количества трудовых конфликтов. Их количество приближается к тому, что было в 90-е годы. Пока таких крупномасштабных выступлений, как «рельсовые войны», не происходит, но всё чаще люди объявляют голодовки или прибегают к «итальянским забастовкам», чтобы решить свои проблемы, чтобы обратить на себя внимание.

 

Какова роль профсоюзов в этих событиях? А «никакова». Половина выступлений работников происходит стихийно, без всякой связи с профсоюзами. И именно эта половина вскрывает самые острые вопросы, самые неудобные, которые власти хотят «замять». Как утверждает тот же Пётр Бизюков, профсоюзы просто боятся…

 

…Вот потому и идут молодые на монстрации. Те лозунги, что они несут, только на первый взгляд непонятны. На второй понятно всё: они протестуют против словоблудия, пустословия и лжесловия, ведь «приличные лозунги» так и остаются «воздухом». А потому какая разница, что там — на праздничной «тряпочке»?..

Читайте также

Читайте также: